Некоторые источники, в том числе Wall Street Journal, сообщают, что объём рынка ICO переступил отметку в $1 млрд. Способствовали этому и недавние кампании вроде EOS, Bancor и Tezos, собравшие сотни миллионов долларов.

Одни только три этих стартапа собрали более $559 млн за прошедшие месяцы, привлекая вкладчиков уникальной инфраструктурой и платформами, построенными на основе протокола Ethereum.

Например, EOS, подвергшийся резкой критике за противоречивое «Соглашение о покупке токенов», завоевал популярность инвесторов на рынке криптовалют благодаря инфраструктуре, которая отличается эффективной, масштабируемой и гибкой экосистемой для децентрализованных приложений и платформ на базе «умных контрактов».

В обход регуляторов

Организаторы ICO всё больше задумываются о потенциальных конфликтах с регуляторами и проблемах, которые могут возникнуть между подобными компаниями и государственными ведомствами вроде Комиссии по ценным бумагам и биржам США.

Поэтому большинство ICO, включая EOS, заранее предупреждают: американским инвесторам запрещено покупать токены. Кроме того, у нативных монет нет внутренней ценности. Так, в «Соглашении о покупке токенов» EOS говорится:

«Токены EOS не имеют никаких прав, применений, предназначения, атрибутов, функциональных возможностей или признаков, выраженных или подразумеваемых. В то время как Токены EOS торгуемы, они не являются инвестицией, валютой, капиталом, товаром, валютным или товарным свопом, а также каким-либо финансовым инструментом».

Объявить, что твои нативные токены лишены смысла, применения и вообще не расцениваются как вложение, валюта или товар — не самый позитивный маркетинговый ход.

Несуществующая платформа

Судя по «дорожной карте» EOS, программное обеспечение ещё даже не покинуло стадию альфа-тестирования, поэтому у него нет активных пользователей или запущенной платформы. Главная цель токенов ICO — выступить в роли хранилища нативной для платформы валюты. Но если платформа не существует и ей не пользуются децентрализованные приложения, то очевидно, что инвесторы приобретают токены исключительно для последующих спекуляций.

По экспоненте

Тем временем эксперты и аналитики, в том числе представитель калифорнийской юридической фирмы Cooley LLP Марко Сантори, отмечают, что спрос на ICO растёт экспоненциально.

«Они сейчас как горячие пирожки. За последние полгода ICO составляют порядка 60% от моей работы», — говорит Сантори.

На данный момент очень сложно оправдать рыночный объём всех ICO и их проектов. Их ценность абсолютно спекулятивная и не подкреплена рыночными данными, потому что никаких жизнеспособных товаров или программного обеспечения ещё попросту не существует.

Несмотря на то, что рынок ICO похож на огромный пузырь, инвесторы-миллиардеры вроде Тима Дрейпера, который поддержал Tezos и Bancor, уверены, что люди вкладывают туда огромные деньги потому, что в будущем эта сфера может повлечь за собой «бурю перемен размером с Интернет».

Впрочем, сооснователь Coinbase Фред Эрсам заявил, что сеть Ethereum, которая является основным протоколом для платформ ICO, сама должна претерпеть ряд изменений или масштабироваться в 100 раз, чтобы поддерживать 10 млн пользователей. Следовательно, развития и преобразования самих ICO недостаточно — эти же процессы должны происходить и внутри Ethereum, чтобы оправдать объём и стоимость рынка ICO.