Сооснователь и главный исполнительный директор сервиса Civic.com Винни Лингхэм опубликовал объёмную заметку, в которой поделился своими мыслями касательно криптовалюты и её влияния на современное общество по всему миру. Материал стал своеобразным трибьютом статье «Почему софт поглощает мир», написанной в 2012 году Марком Андерссоном. Тогда он рассказал о многих интересных наблюдениях и предсказал развитие цифровой индустрии на ближайшую половину десятилетия.

Программное обеспечение стало одним из главных движущих факторов в развитии мира, а софтверные гиганты вроде Google, Amazon, Facebook, Salesforce и им подобные лишь продолжают все эти годы расти — это ознаменовало новую эру для мира, а другим компаниям и предприятиям пришлось перестраиваться и меняться, чтобы не отстать от стремительно набирающих скорость инноваций.

В похожей манере технологии Bitcoin и блокчейна сегодня медленно, но верно набирают инерцию, пик которой пришёлся на 2017 год. Сейчас рынки уже успокоились после невероятного взлёта биткойна до $3000, а эфириума — до $400 в прошлом месяце. Спустя всего несколько недель после своих рекордных скачков койны заметно упали — до $1800 и $140 соответственно. Те, кто следит за рынком криптовалют, уверены: со временем и эти рекорды будут побиты — как роста, так и падения. В немалой степени причина тому — человеческая психология, а вытекающие из неё «пузыри» и их лопание — лишь часть бесконечного цикла койнов и интеграции новых технологий в целом.

Недавние веяния распахнули двери в совершенно новый финансовый мир: у компаний и проектов появилась возможность устраивать масштабные первичные продажи монет (ICO) или продажи токенов. После недавнего «похолодания» рынку ещё только предстоит устаканиться и понять, сможет ли он поддерживать объёмы и размеры таких кампаний. По словам Винни Лингхэма, для него это стало «опытом, который открыл глаза»: проект Civic.com собрал в ходе ICO $33 млн, а сегодня сотрудничает уже с более чем 20 различными компаниями и привлёк 250 млн активных пользователей, которые пользуются сервисами Civic Logins и 2Factor Authentication. Не исключено, что этот проект поставил рекорд по интересу со стороны широкой публики (большинство которой даже не знает, что он построен на основе блокчейна).

По словам Лингхэма, в мире криптовалют наступает новая эра. Так, в Civic решили устроить продажу токенов, а не ICO по многим причинам. Вместо того, чтобы создавать криптовалюту, которую можно майнить, они продавали токены, которые основаны на уже существующих. Они не полагаются на майнеров и не стали строить свою сеть вокруг них — вместо это они обратились к инфраструктуре, которую криптосообщество строило на протяжении уже многих лет. Не нужно было придумывать новую валюту — достаточно было создать токен на базе уже существующей. Наступает пора, когда приложения можно строить на основе блокчейна, что открывает множество новых применений и, что ещё важнее, возможность создавать «частную экономику»

Частная экономика

Работая в своём предыдущем стартапе, Gyft, Лингхэм потратил много времени на изучение так называемой «Выдаваемой ритейлерами валюты». Проанализировав объёмы и статистику подарочных сертификатов, которые выдают Amazon, Starbucks и другие, он был поражён масштабами: речь идёт о миллиардах долларов, которые хранятся в (небезопасных) подарочных кодах, но при этом остаются относительно ликвидными и обмениваемыми на вторичных рынках. Эти компании используют карточки как собственную валюту, но в конечном счёте они всё равно привязаны и зависят от традиционных денег. Это означает, что инфляция фиатной валюты напрямую уничтожает заложенную в этих подарочных сертификатах ценность.

Неизбежно ли это? Может быть. Но что будет, если компании смогут выпускать собственную валюту, которая не привязана к традиционной? Это позволит контролировать объёмы выпуска и ожидания участников сети, при этом избежав непредсказуемого давления инфляции. Подобным образом функционируют Bitcoin и Ethereum: есть выпускаемая валюта и криптографически гарантированная скорость роста инфляции. И этими койнами торгуют на рынке, учитывая известные факторы.

Стоимость создания цифровой валюты, в том числе безопасность майнинга, осуществление транзакций и необходимость в команде криптографов заметно ограничивают возможности компаний — не каждый проект должен работать на блокчейне. К счастью, с развитием технологии токенов этот процесс сегодня становится всё более прямолинейным и дешёвым, если базируется на уже существующей инфраструктуре.

Для Civic был создан миллиард утилитарных токенов, которые дают доступ к идентификационным сервисам в децентрализованной экосистеме. Чем больше становится сеть, тем больше применений появляется у токенов. А так как их количество фиксировано, то нет и инфляции (хотя рано или поздно из-за спроса новые всё-таки придётся выпускать).

Запатентованный универсальный токен Civic (CVC) помогает минимизировать традиционные расходы на переводы и ускорить их. Это также позволяет обеспечивать конфиденциальность и эффективно создавать то, что действительно является общедоступной утилитой для транзакций, основанных на идентификации.

Некоррелированные токены

Примечательно, что когда Bitcoin и Ethereum резко падают, то обычно тянут за собой и другую криптовалюту. Реальность такова, что большинство этих цифровых активов очень сильно коррелируют с настроениями рынка.

В периоды волатильности трейдеры стремятся обменять рискованные койны (недавно созданные) на более надёжные (вроде BTC). И самый простой способ это сделать — путем преобразования в другой актив, торгуемый на рынке. Получается, что когда биткойн/эфириум начинают расти, то игроки ищут новые возможности для увеличения своей доли в секторе, а когда падают — обменивают другие койны на «дешёвые» BTC/ETH.

Что произойдёт, если у очень ликвидного и материального актива, скажем, золота, появится свой токен? Предположим, мы купили 1 млн унций золота и создали 1 млн токенов, каждый из которых привязан к цене золота и его можно обменять на фактическую унцию. В таком случае стоимость токенов вытекает из торгов против цены на золото. При условии достаточной ликвидности, это не повлияет на стоимость токена в золоте, хотя технически это — криптовалюта. Получается, что цена золота не коррелируется с ценой койна.

В настоящее время мы живём в мире, где главенствует вера, что большинство токенов и монет очень тесно связаны друг с другом, но это восприятие искажает реальность. Не все криптовалюты создаются равными.

Делавэр, где зарегистрировано большинство технологических компаний в США, готовит новый законопроект, чтобы узаконить блокчейн-акции. Не исключено, что в течение ближайших 2–3 лет появится множество компаний, которые будут хранить свои акции в блокчейне, и они не будут коррелировать с ценой Bitcoin/Ethereum, хотя и являются активами в токенах. Таким образом, если вдруг упадёт Ethereum, то маловероятно, что это повлияет на цену токена, который подкреплён активами.

Ценность этих криптовалютных сетей, поддерживающих выпуск акций, станет исключительно вопросом спроса/предложения и комиссионных сборов за «умные контракты» на майнинг. Например, если вложить 1 млн унций золота в блокчейн Ethereum, то эффект будет совершенно другим, нежели от 1 млн карточек Magic: the Gathering: единственный определяющий фактор ценности — это спрос на торговлю этими вещами в блокчейне, а не реальная стоимость стоящих за ними активами.

Главная ценность блокчейн-инфрастуктуры связана с интеграцией технологий, а также с объёмом затрат на обеспечение переводов и безопасности сети. Она будет привязана не к стоимости активов, которые стоят за токенами, а к общему интересу к торговле этими активами.

Если взглянуть на Civic, то видно, что стоимость CVC никак не связана с экосистемой криптовалюты, за исключением спроса со стороны трейдеров. Токены не зависят от цен на Bitcoin, Ethereum или других цифровых валют. На ценность сети влияют исключительно узлы внутри неё и спрос на функционал токенов в настоящем мире — реальные возможности для использования токенов потребителями, компаниями и в государственном секторе. Технологии блокчейна применяются для создания решений, требующих использования токена. Точно так же, как Starbucks мог бы выпустить свой собственный CoffeeCoin — эта монета была бы никак не связана с ценой Ethereum, даже если бы использовала стандарт ERC20.

Главная загвоздка: учитывая, что эти токены обычно можно приобрести только на биржах, которые принимают криптовалюту, спрос на Bitcoin и Ethereum всегда будет расти на биржах, которые работают и с традиционными деньгами. Впрочем, как только рынок токенов вырастет и ещё глубже просочится в мейнстрим, когда-нибудь мы сможем купить CoffeCoin, блокчейн-акции или тот же CVC напрямую: при помощи своего счёта в банке или у брокера.

Технологии блокчейна меняют весь наш мир, а токены на сегодня стали самым «хитовым приложением». Если мы сможем перенести реестр земель и документы на закладные, идентификацию личности, товары и акции в блокчейн, то нам удастся сделать мир намного более эффективным и безопасным. По словам Лингхэма, это только начало токен-экономики, но это ранние дни, и мир всё ещё учится.