У Ethereum есть проблема, которую сложно игнорировать: в данный момент сеть не может поддерживать действительно большое количество пользователей.

Раньше эта проблема считалась потенциальной, и её обсуждали лишь специалисты в области блокчейна. Однако теперь её влияние ощутили на себе реальные пользователи.

В последнее время вторая по величине блокчейн-платформа в мире испытывает множество проблем с пропускной способностью и растущей ценой смарт-контракта. Иногда это приводит к сбоям в транзакциях и техническим сложностям при запуске новых ICO.

Попытки решить эту проблему предпринимались и раньше, однако к проекту Plasma, появившемуся в эту среду, возможно, стоит присмотреться внимательнее.

Его авторы Виталик Бутерин, создатель Ethereum, и Джозеф Пун, соавтор Whitepaper для Lightning Network, технологии, признанной в качестве лучшего решения для увеличения пропускной способности сети биткойна.

Их общий проект призван решить проблему масштабируемости эфириума.

«Люди говорят, что невозможно всё в мире запустить на блокчейне, но я уверен, что это возможно», – заявляет Пун.

Он искренне верит в то, что эфирум станет суперкомпьютером, который «заменит пул серверов», и не сомневается, что препятствие масштабируемости будет преодолено.

«Для технически подкованных людей все эти децентрализованные приложения выглядят как хайп, потому что траектория для достижения этой цели до сих пор не определена», – говорит Пун.

Он считает, что эту траекторию сможет задать Plasma.

Дочерние блокчейны

Коротко проблема масштабируемости заключается в следующем: Чтобы проверить историю транзакций Ethereum, пользователям необходимо хранить у себя копию всего блокчейна, полную историю своих транзакций и все вычисления. Для «суперкомпьютера» это не проблема, но большинство пользователей, скорее всего, не смогут хранить такой объём данных на своих устройствах.

Поэтому Ethereum и другие публичные блокчейны ищут способы уменьшить объём данных, хранимых непосредственно в самой цепи.

Решение Plasma основано на использовании множества дочерних цепочек.

Система соединит «дочерние» цепочки с «основным» блокчейном с системой защиты от фрода («fraud proofs»). Во многом эта идея повторяет идею Пуна для Lightning Network. Её суть в том, что у сети появится надстройка, взаимодействующая с основным блокчейном.

Однако Lightning Network предназначалась только для подтверждения или опровержения платежей. Plasma же развивает эту идею до более сложных вычислений, таких как смарт-контракты Ethereum.

«По сути, вы хотите произвести какие-то математические вычисления, скажем, очень сложные, на которые требуется много времени, и вы просите кого-то другого сделать это за вас. Этот «кто-то» предоставляет вам решение в виде своеобразного денежного обязательства, скажем, в 10 долларов, утверждая, что решение верное. Но пользователи не просто верят этому, а имеют возможность проверить и поправить его. Любой пользователь может сказать: «Нет, твоё решение неправильное, ты ошибся на седьмом шаге»», объясняет Пун.

Если оппонент предоставит доказательство, что первоначальное решение было неверным, другие смогут проверить его и найти ошибку. Кроме того, пользователи смогут вернуть вычисления обратно в основной блокчейн, если заподозрят мошенничество, решив этот спор раз и навсегда.

Пун считает, что раз все участники будут знать, что их можно поймать и наказать, вряд ли они станут пытаться обмануть систему.

Есть и критики

Некоторые пользователи относятся к предложению скептически. Идея широко обсуждалась в сообществе и завоевала как непреклонных сторонников, так и упрямых противников.

Любой публичный блокчейн-протокол рано или поздно столкнется с проблемой масштабируемости. Биткойн – самый используемый блокчейн на сегодняшний день. Неудивительно, что он первым столкнулся с этой проблемой.

Однако критики утверждают, что проблемы масштабируемости Ethereum более выражены, и для того, чтобы хранить столько данных, нужен «суперкомпьютер».

Влад Замфир, ведущий исследователь решения proof-of-stake на эфириуме высказался о Plasma скептически. Он написал в твиттере: «если честно – не впечатлен», утверждая, что отказался от подобного проекта в 2015 году.

Впрочем, Пун и Бутерин не разделяют пессимизма Замфира. Бутерин поясняет, что Plasma – лишь одна из составных частей проекта по масштабированию Ethereum, призванная повысить пропускную способность сети на базовом уровне.

Тем не менее, Пун признает, что команде проекта предстоит пройти долгий путь от идеи до реализации, и сравнивает Plasma с Lightning Network, разработчики которого добились больших успехов, но всё ещё не завершили проект.

И всё-таки, Пун не теряет оптимизма:

«Думаю, мы сумеем доказать, что всё это реализуемо», – говорит он.