Согласно новому сообщению, которое появилось в местных СМИ, запрет Южной Кореи на первичные предложения монет (ICO) может быть ослаблен в ближайшие месяцы.

Напомним, что в конце сентября прошлого года Комиссия по финансовым услугам страны запретила модель финансирования блокчейн. Тем не менее, в новой публикации Korea Times прозвучало предположение о том, что этот запрет может быть частично снят, в частности, для продажи токенов, которые отвечают пока ещё не определенным условиям.

«Финансовые власти говорили с налоговым агентством страны, Министерством юстиции и другими соответствующими правительственными учреждениями о плане разрешения ICO в Корее, после того как будут выполнены определенные условия», — сообщил газете анонимный источник.

Стоит отметить, что несмотря на локальный запрет, многие корейские пользователи криптовалют продолжают участвовать в международных ICO. Канг Ян Су (Kang Young-soo), чиновник, который контролирует политику торговли криптовалютами в Комиссии по финансовым услугам (FSC), отказался официально комментировать ситуацию относительно ICO, заявив, что FSC учитывает «мнение третьей стороны».

Кроме того, Ян Су подтвердил, что правительство хочет продвигать технологию блокчейн и улучшить инфраструктуру для регулирования торговли криптовалютами. Так, в прошлом месяце появилась новость о том, что власти Южной Кореи собираются поддерживать финансовые институты, работающие с криптобиржами.

Однако в настоящее время иностранным резидентам запрещено торговать в стране криптовалютой. Это ограничение направлено на пресечение отмывания денег и других возможных трансграничных преступлений.

Между тем, южнокорейские чиновники, как сообщается, обсуждают эту тему с коллегами из Японии и Китая, чтобы рассмотреть возможность сотрудничества по нормативным вопросам, а следовательно любые окончательные правила могут быть разработаны совместно с этими странами.

Добавим, что Китай пока не продемонстрировал никаких признаков готовности ослабить свой собственный запрет в отношении первичных предложений монет, который был обнародован в начале сентября, ещё до объявления об аналогичном запрете в Южной Корее.