Виталик Бутерин, создатель Ethereum, на недавней сессии вопросов и ответов OmiseGO AMA заявил, что решения второго уровня такие, как Sharding и Plasma помогут сети обрабатывать 1 млн транзакций в секунду, а в потенциале даже более 100 млн транзакций в секунду.

Ранее на различных конференциях и презентациях Бутерин подчеркивал, что Ethereum и, в целом, все децентрализованные сети на блокчейне борются с проблемой масштабируемости. Она связана с изначальным ограничением разработчиками размеров одного блока в цепи (1 мб). Это, в свою очередь, существенно уменьшает количество транзакций, которые могут быть помещены в блок.

В сентябре 2017 года, во время интервью с предпринимателем и венчурным инвестором Навалем Равикантом на конференции Disrupt SF 2017 Бутерин отметил, что биткойн и Ethereum обрабатывают от трёх до шести транзакций в секунду на максимальной мощности. Чтобы блокчейн мог поддерживать крупные платёжные сети, например, Visa, или фондовые рынки такие, как Nasdaq и Internet of Things (IoT), ему придется обрабатывать сотни тысяч транзакций в секунду.

«Биткойн сейчас обрабатывает чуть менее трёх транзакций в секунду, и если это число приближается к четырем, то он уже находится на своей пиковой мощности. Эфириум делает пять транзакций в секунду, и если дело приближается к шести, то он тоже находится на пиковой мощности. В то же самое время, Uber совершает в среднем 12 заказов в секунду, PayPal несколько сотен, Visa несколько тысяч, крупные фондовые биржи десятки тысяч, а IoT сотни тысяч», — сказал Бутерин.

Однако не все так безнадежно. Есть средства, которые позволяют увеличить число транзакций, проводимых на блокчейне. Во время сессии вопросов и ответов OmiseGO AMA создатель эфириума объяснил, что решения второго уровня могут оптимизировать блокчейн и позволить сети поддерживать крупные децентрализованные приложения с миллионами пользователей.

Одно из таких решений называется Sharding. Суть этой техники масштабирования заключается в разделении блокчейна на отдельные части (шарды), которые потом передаются группам нодов для обработки информации. Установленная функция шардинга освобождает все ноды сети от необходимости работать с каждым отдельным фрагментом данных в цепочке, оптимизируя процесс обработки информации.

Другое решение под названием Plasma разработали сам Бутерин и главный разработчик Lightning Network Джозеф Пун. Оно работает по принципу протокола для биткойна Lightning Network, что позволяет Ethereum обрабатывать микроплатежи путём создания дочерних блокчейн-сетей внутри основной цепочки. Это делает обработку информации быстрее, а также повышает безопасность и делает сеть неуязвимой для потенциальных атак.

«Причина, по которой я думаю, что решения первого и второго уровня являются взаимодополняющими, заключается в том, что, если вы посмотрите на математику, то увидите, как увеличение масштабируемости от первого решения и от второго умножаются друг с другом. Если у вас есть решение Sharding, то оно само по себе может увеличить масштабируемость Ethereum в 100 раз или, в конечном счете, даже больше… Но когда вы добавляете поверх этого Plasma, это значит, что вы улучшаете в 100 раз уже улучшенную сеть», — пояснил Бутерин.

По словам Виталика, синергия между решениями первого и второго уровня, увеличивающая масштабируемость Ethereum в 10 тысяч раз, позволит сети обрабатывать миллионы транзакций в секунду и поддерживать большинство приложений.