Всего спустя 2 года после основания, проект NEO успел сменить название, собрать более $3,7 миллионов инвестиций с помощью ICO, запустить собственный блокчейн и даже получить неофициальное звание «китайского Ethereum». Сегодня у компании есть имя, репутация, а капитализация её токенов превосходит $2 миллиарда. Однако разработчики уверены в том, что архитектуру цепи необходимо переделать.

В конце июня соавтор NEO Эрик Чжан (Eric Zhang) опубликовал в репозитории актива на GitHub предложение по улучшению экономического аспекта инфраструктуры сети. Одним из ключевых пунктов предложения стало внедрение делимости токена: по мнению разработчиков, это должно дополнительно стимулировать рост активности сообщества и использования сети. Однако инициатива возымела обратный эффект: многие пользователи недовольны таким решением и открыто критикуют Чжана за, как им кажется, необоснованный подрыв существующего порядка.

Один из пользователей Discord написал, что идея делимости NEO «абсолютно тупая»; другие выразили беспокойство по поводу того, как это отразится на стоимости NEO и GAS (второго нативного токена цепи):

«Делимый NEO — это невероятная *** [ерунда], я бы никогда за такое не проголосовал. Стоимость [токена] полетит к чертям, если они это сделают».

Однако Да Хонгвей (Da Hongfei), другой создатель NEO, заявил, что предложение способно устранить «технические ограничения» блокчейна, такие, как медленная обработка транзакций, а также углубить децентрализацию процессов регулирования внутри сети.

Хонгвей добавил, что в настоящее время токен NEO неделим в соответствии с моделью, подразумевающей использование двух разноцелевых токенов внутри одной сети: «NEO — это своего рода доля в сети; GAS же был разработан для практического применения».

На практике это выглядит так: участники сети используют NEO для голосования за верификационные узлы и производителей блоков — процедура, предусмотренная «делегированным алгоритмом виртуозной отказоустойчивости» (dBFT), консенсусным механизмом NEO. GAS, в свою очередь, используется в качестве средства оплаты за услуги сети, например, создание и реализацию смарт-контрактов.

При каждом таком виде платежей сумма перераспределяется между пользователями пропорционально их запасу токенов NEO, и именно поэтому они были неделимыми. Однако разработчики хотят переделать систему распределения и внедрить изменения уже в следующем обновлении.

В то время как реорганизация экономической модели может показаться всего лишь технической мелочью, предложение вывело на поверхность и другие проблемы экосистемы NEO — в частности, постоянный конфликт между удерживанием инвесторов и обещанием разработчиков передать пользователям хотя бы часть контроля над сетью.

Чёрные дыры и пустые опросы

По словам Хонгвея, реконфигурация cистемы поощрения устранит две угрозы, представляющие большую опасность в рамках действующей модели.

На данный момент архитектура NEO не предусматривает никаких стимулирующих механизмов, нацеленных на неактивных пользователей — по сути, они получают свою долю GAS, не принимая постоянного участия в голосовании. Это, в свою очередь, может стать огромным препятствием для дальнейшей децентрализации, поскольку этот процесс предусматривает высокую активность участников сети.

Вторая проблема — это так называемые «чёрные дыры» — адреса кошельков, чьи владельцы потеряли приватные ключи к ним. Хонгвей пояснил, что существует вероятность перераспределения GAS на данные адреса, и, в теории, при условии стабильной и долговременной работы блокчейна, весь или почти весь запас токенов может оказаться «запертым» на этих кошельках.

Новая модель NEO 3.0 предполагает внедрение ещё одной ступени распределения — объединение токенов GAS в пул. Как только пул сформирован, далее активы распространяются исключительно среди активных пользователей. Данный метод также устранит техническое ограничение, обеспечивающее неделимость NEO, добавил Хонгвей.

Недовольные инвесторы

Если окончательное решение будет принято в пользу нового экономического порядка, впоследствии NEO может стать более доступным для покупки, что было бы актуально в случае повышения его стоимости. Тем не менее, подобные перемены инвесторы восприняли без энтузиазма. Даже Хонгвей не уверен на 100%, что смена экономической модели — это хорошая идея:

«Лично я считаю, что [NEO] должен остаться неделимым. Токен стоит около $30 долларов, а это не такая уж большая сумма. Не думаю, что есть большая необходимость голосовать долей от $30».

Несмотря на то, что изменения могут значительно сказаться на средствах пользователей, возможности сообщества изменить структуру NEO 3.0 ограничены. И хотя Хонгвей утверждает, что планируемые нововведения «всё ещё находятся на стадии обсуждения, и окончательное решение не достигнуто», компания не собирается ставить обновление на всеобщее голосование.

«В настоящее время официальной площадкой для обсуждений является [репозиторий NEO на] GitHub, и многие пользователи и программисты высказывают там своё мнение о 3.0, и мы к ним прислушиваемся», — сказал Хонгвей.

Но в конечном итоге решение о том, что войдёт в обновление, остаётся за пятью ключевыми разработчиками, одним из которых является Эрик Чжан. Хонгвей настаивает на том, что это оптимальное решение, поскольку именно разработчики понимают все технические нюансы блокчейна:

«Система голосования достаточно хитрая. Если люди будут голосовать за то, чего не понимают, это ни к чему хорошему не приведёт. […] Блокчейн — это структура, которая работает непосредственно с большой ценностью; мы не хотим всё усложнять. Сложно устроенное ПО, как правило, обладает столь же сложными проблемами с защитой».

Однако сообщество с ним не согласно, и, как сказал один пользователь Discord:

«Если экосистема NEO подразумевает голосование, разве это не закономерно, чтобы существенные вопросы, вроде делимости NEO, были предметом голосования? Почему бы им просто не сделать соответствующий контракт и дать людям право голоса? В противном случае, это тоталитаристский ход, и всё, что последует дальше, будет восприниматься так же».

В ожидании децентрализации

Подобный план может вызвать удивление у многих, в особенности, учитывая другой недавний скандал с участием NEO, также касающийся принятия решения без участия сообщества.

Несколько недель назад разработчики NEO «выбрали» первый частный консенсусный узел сети. В действительности Neo Foundation в составе Хонгвея и Чжана единолично выбрали лишь одного кандидата — объединение программистов City of Zion (CiZ), спонсируемое Neo.

Компания заверила пользователей, что это стало первым шагом к постепенной передачи контроля над сетью сообществу и что выбор в пользу CiZ был действительно сделан в результате выборной процедуры. В данном случае, объясняет Хонгвей, пользователи могли голосовать — теоретически.

«В настоящий момент клиент Neo и ПО узлов позволяет участникам сети голосовать за или против любых решений. Но людей, которые знают, как это сделать, немного», — сказал он, продолжив: «Мы не распространялись об этой функции».

Он также подчеркнул, что пользователи могли выдвигать свои кандидатуры на оперирование узлами; по крайней мере, возможность ещё не полностью упущена.

В то же время, Хонгвей настаивает на том, что временная концентрация контроля — это часть плана:

«Мы не считаем, что можем провести полную децентрализацию на столь ранней стадии».

Ожидается, что разработка Neo 3.0 займёт как минимум год. Пока что Neo продолжит отбирать сторонних операторов консенсусных узлов; по слухам, нидерландский провайдер интернет-услуг и связи KPN — следующий кандидат в списке.

Что же касается децентрализации, Хонгвей заявил, что она будет произведена через несколько лет, «Когда протокол стабилизируется».

Впрочем, что конкретно разработчик имел в виду, понять трудно, поскольку он дал следующее «объяснение»:

«У нас нет какого-то чёткого рабочего определения стабильности, но мы убеждены, что в актуальном состоянии сети её нет».

comments powered by HyperComments